Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналAssembly - Orthodox Youth Missionary Magazine
Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журнал
 Молодёжный православный миссионерско-просветительский журнал
Издается по благословению архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
№1
(Январь 2002) 
На главную
Форум
И ИЛИ
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет
ещё ссылки»
поставьте ссылку на нас
Сможет ли женщина стать священником?
Парк Горького о Православии
Система Orphus
   <<Предыдущая :::: Содержание номера :::: Следующая>> версия для печати
Проповедник радости
Жизнь и подвиг архиепископа Сергия Королева (1881-1952 гг.)

„Человек создан для счастья, и только победами каждодневными может он достигать радости и такого состояния, которое несет всем и ему свет…“ Сказавший эти слова, научился побеждать грех, и хотя его внутренний подвиг был невидим другим, все видели Свет Христов переполнявший его и обильно изливавшийся на каждого. Добрая память о нем оставалась везде, где он служил Богу и народу Божьему. Поэтому тысячи православных в русском зарубежном рассеянии и в России поминают в своих молитвах приснопамятного Владыку Сергия епископа Пражского, архиепископа Казанского и Чистопольского.

Аркадий Дмитриевич Королев — будущий Владыка Сергий — родился 18 января 1881 года в Москве на Большой Пресне в купеческой семье. Ему едва исполнилось три месяца, когда умер его отец и все заботы о воспитании восьми детей легли на плечи его матери Марии Алексеевны. Детство Аркадия прошло в Москве, а затем семейство Королевых поселилось в усадьбе близ села Обольяново Дмитровского уезда. В Обольянове Аркадий посещал школу и церковь, где, по его словам, служил „прекрасный священник и причт“ и совершалось благолепное богослужение. Тогда он мечтал прислуживать при алтаре, как прислуживали в Обольянове и по всей России дети священнослужителей. Но сложись обстоятельства по иному, мечты отрока Аркадия, при сословном строе, остались бы только мечтами.

По окончании обольяновской школы Аркадий должен был поступить в гимназию или другое ближайшее учебное заведение. Таковым оказалось Дмитровское Духовное Училище, и, хотя его семья не принадлежала к духовному сословию, социальные границы пришлось перешагнуть. Исправно отучившись в училище, купеческий сын в 1896 году поступил в Вифанскую Семинарию близ Троице–Сергиевой Лавры.

Учеба в духовных школах усилила религиозное настроение Аркадия Королева. Его любимой книгой сделался «Путь ко спасению» Свт. Феофана Затворника и мы можем только догадываться, как прибегал он к советам старца-святителя во время искушений, как его юная душа окрылялась в минуты радостных побед. Это обстоятельство весьма примечательно, потому как для множества молодых людей „духовного звания“ учеба в семинарии или даже в академии становилась временем разочарования и безверия. Что греха таить, карьеризм и самодурство наставников, богословие, пропитанное западным рационализмом и простая бытовая неустроенность не добро влияли на нравственное состояние учащихся. Те же занятия по Св. Писанию и Каноническому Праву, на которые ходил Аркадий Королев, посещали и будущие разночинцы-нигилисты во главе с Чернышевским, и позднейшие революционеры-бомбометатели, и, страшно сказать…, „сам“ „отец народов“. Но, видимо, они читали другие книги.

Завершив семинарское учение в 1902 году, Аркадий поступил в Московскую Духовную Академию в Троице-Сергиевой Лавре, где вместе с другими воспитанниками каждый день приходил за благословением к мощам преподобного Сергия Радонежского. В Академии состоялась знаменательная для него встреча с епископом Сергием (Старогородским), приблизившая его к выбору монашеского пути. Будущий Патриарх Московский, а тогда ректор Духовной Академии в Санкт-Петербурге, служивший прежде в Японской Миссии, производил сильное впечатление на всех студентов. Для них он был образцом ученого монаха и деятельного труженика нивы Христовой.

Через четыре года, выдержав испытания на ученую степень, Аркадий отправился погостить к своему старшему товарищу о. Серафиму (Остроумову) — наместнику Яблочинского монастыря Св. Онуфрия в Холмской епархии. Монастырь на границе православной Руси и латинской Польши, в крае, едва вернувшемся из многовековой унии к вере предков, по всем обстоятельствам должен был нести миссионерское служение. С этой целью епископ Холмский Евлогий (Георгиевский) собирал туда и в другие монастыри своей области высокообразованных монахов и монахинь. При обителях открывались школы, приюты и образцовые хозяйства. Знакомство Аркадия с епископом, который живо напомнил ему преосвященного Сергия, решило его дальнейшую судьбу, и он без особых колебаний остался в Яблочинском монастыре.


Яблочинский Онуфриевский монастырь

Первым послушанием Аркадия стало преподавание Закона Божия в монастырской школе. 20 июня 1907 года он принял монашеский постриг и был наречен именем Преподобного Сергия. В 1908 году он был рукоположен во иеромонахи, назначен наместником монастыря и заведующим школой псаломщиков. В 1914 году состоялось его назначение настоятелем Яблочинской обители и благочинным монастырей Холмщины с возведением в сан архимандрита.

На западной окраине произошло духовное становление инока и архимандрита Сергия. „Жизнь в монастыре с его многообразной деятельностью для дела святого Православия под мудрым и благостным водительством владыки Евлогия была счастливейшим временем моей жизни“ — писал он позднее. Среди миссионерских трудов и хозяйственных забот о. Сергий находил время для общения с Богом и борьбы со своими немощами. Непрестанная внутренняя работа, невидимая другим, выражалась на его радостном и приветливом лице.

Деятельность обители не ограничивалась пределами России. Монастырь поддерживал постоянные связи с православными Галиции и Подкарпатской Руси, гонимыми униатами и австрийскими властями.

Архимандрит Сергий был строг к своей братии, но столько же он был снисходителен к приходящим мирянам, покрывая людские грехи молитвой и любовью. Эта любовь к Создателю и к ближним переполняла его, и ей он руководствовался в своих словах и поступках. Не обладая хорошей дикцией и красноречием, он говорил внешне простые, незамысловатые проповеди, но его речь, подкрепленная личным духовным опытом, оказывала сильнейшее воздействие на слушающих. Все видели его доброту и заботу о каждом, поэтому о. Сергий скоро заслужил уважение и образованных горожан и, особенно, простых холмских крестьян. „Настоящий монах по своей природе“, как говорили о нем знавшие его, общительностью и непосредственностью он разрушал обыденные рассуждения о монахах, как о ком-то суровом и нелюдимом.

Не прошло десяти лет монашеского служения архимандрита Сергия, как в его жизнь впервые вмешались события „мирового“ масштаба. В 1914 началась Великая Отечественная война (большевики нарекли ее империалистической, теперь принято называть просто Первой Мировой). Открывшись стремительным наступлением русских войск, она обернулась для России рядом поражений, и, в конечном счете, гибелью. Немецкие войска двинулись на восток, и в августе 1916-го смиренный настоятель с горечью и сожалением покинул свою обитель. После войны он вернулся назад, но теперь это была другая страна — Холмщина и вся Западная Россия вошла в состав Польского государства.

Православные, едва укрывшиеся от красного погрома под сенью возрожденной Речи Посполитой, и здесь оказались гонимы. Польские власти, словно повторяя опыт восточных соседей, взялись вымещать на православии вековую обиду на Россию. Тоже закрывались и разрушались храмы, тоже устраивались публичные глумления, тоже «вызывались» и арестовывались несогласные священнослужители. Ситуация осложнялась внутрицерковной смутой из-за вопроса об автокефалии польской Церкви.

Часть духовенства, при поддержке государства, добивалась создания Польской Православной Церкви, независимой от Московской Патриархии. Другая часть стремилась сохранять и поддерживать каноническую связь с Русской Церковью и видела в православных подданных Польши часть единого русского народа. Среди последних был и чуждый всякой политики архимандрит Яблочинского монастыря.

Указом Св. Патриарха Тихона от 20 октября 1920 года о. Сергий был назначен епископом Бельским (Бяло-Подляшским) с возложением на него временного управления Холмской епархией. 17 апреля 1921 года в соборе Вилленского Свято-Духовского монастыря состоялась его архиерейская хиротония. Однако он не смог исполнить возложенное на него послушание. Польские власти не признали хиротонию епископа Сергия действительной, и он был вынужден оставаться в своем монастыре. Тем временем обстановка накалялась, и государство пошло на открытое вмешательство в церковные дела. Несогласные иерархи, не имевшие польского гражданства, были подвергнуты высылке. Епископ Сергий был вызван в Люблин, где его арестовали и оттуда в апреле 1922 года вывезли в Чехословакию.

Приехав в Прагу без денег и знакомых, он добрался до храма Святителя Николая, где совершались русские богослужения, и поручил себя заботе Чудотворца. Случайный прохожий обратил внимание на одиноко стоящего священника и отвел его к русскому эмигрантскому представителю. Тот устроил изгнанного епископа и подыскал ему квартиру. Вскоре бывший епископ Холмский, Западноевропейский митрополит Евлогий, назначил Владыку Сергия епископом Пражским и своим викарием в Чехословакии, Австрии и Венгрии.

Часть 2 — Служение в изгнании.
Часть 3 — Архиепископ Казанский и Чистопольский.
Ссылки — использованные ресурсы.

Марк ШИШКИН
версия для печати
<< Предыдущая :::: Содержание номера :::: Следующая >>


На главную :: Миссия :: Творчество :: Мысль :: Взгляд :: Семья :: Судьбы :: Проза жизни :: Поэзия души
Архив журнала :: № 8 :: Неизданное :: Редакция :: Авторы :: Благотворители :: Форум :: Гостевая :: Обратная связь :: Ссылки :: English

© 2002-2017 «Собрание»
info@sobranie.org

Православный каталог, христианское творчествоAllBest.RuRambler's Top100Rambler's Top100