Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналAssembly - Orthodox Youth Missionary Magazine
Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журнал
 Молодёжный православный миссионерско-просветительский журнал
Издается по благословению архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
№8
2007 
На главную
Форум
И ИЛИ
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет
ещё ссылки»
поставьте ссылку на нас
Службы для глухих с сурдопереводом в православных храмах
Как студенты привораживают халяву?
Система Orphus
   <<Предыдущая :::: Содержание номера :::: Следующая>> версия для печати

Я буду жить…

Елена Шилова

Утром меня разбудил телефонный звонок. Хорошо знакомый голос интересовался, куда я так надолго пропала, сообщал о семинаре, который собирался проводить в Рязани приезжающий из Индии гуру. Голос прозвучал для меня, как треснувшая чашка, фальшиво и дребезжаще. Он был так далеко от меня, ведь я была счастлива.

Летним днем в зарослях малины думалось светло, легко. Каникулы. Дома никого. Солнце запуталось в малиновых кустах, вливаясь в ягоды и теряясь под листьями. Я лежала на земле в тени малиновых ветвей, которые, покачиваясь, то скрывали, то открывали далекое тепло-голубое небо. Свет окрашивался то зеленым, то красным. Все наполнялось легкостью, безмятежностью и ожиданием радости, как стремительным полетом в будущее счастье. Казалось, несешься одновременно ввысь и внутрь, вглубь и вдаль. От скорости терялось ощущение тяжести земной. Как будто попала вдруг в некую струю, самую сердцевинку самой главной реки. Она несла к далекому волнующему чудесному, которое ожидало и манило чем-то, что должно будет случиться и принесет огромную необыкновенную радость. И думалось: «Это будет непременно».

Приходила бабушка, звала собирать ягоды. Неторопливые разговоры с ней уводили то в прошлое, то в будущее.

— В конце века придет конец света. Я-то не доживу, а ты доживешь, увидишь — Господь придет на землю, и все увидят Его…

Бабушка все говорила и говорила, слова лились, перемешиваясь с солнечным светом, — теплые и не пугающие.

Мне думалось, сколько же мне будет лет, когда наступит новый век? Почти сорок. Как это далеко и долго. Но почему-то именно это время ожидалось как непременное чудо, сродни сегодняшнему малиновому теплу и свету. Что же это будет? Какое оно? В маленьком девчоночьем сердце поднималась радость мостиком, уводящим в далекое будущее. Но ведь сорок — это почти конец жизни, неужели именно туда ведет этот мостик? А между началом его и концом что будет?

Прошло то лето. А ожидание осталось.

Приближалось время юности. Столько новизны, столько радости оно принесло. Мне казалось, что именно в это время должно исполниться то, так давно ожидаемое. Все-таки двадцать это не сорок.

И вот оно, чудо, пришло — любовь! Ну конечно, малиновый мостик должен был привести к любви, я всегда знала это, предчувствовала. С самого начала, когда еще дети не должны бы помнить себя, еще с младенчества я знала, что самое главное — любовь. Уже тогда очень ждала ее, настоящую. Видимо, детство ошиблось с концом века и возрастом, и мостик закончился, я незаметно сошла с него.

Счастье захлестнуло. Длилось и длилось. Отдано все без оглядки, без расчета. Ожидание вот-вот закончится, как фортепианный концерт, завершающим полнозвучным мощным аккордом.

Но шаг с моста в сторону был неверным. Вместо музыки — звук оборванных струн.

Не хотелось жить. Так много потеряно, утрачено навсегда. Обманул мостик, не привел к любви. Все это были обычные детские мечты, не приводящие к счастью, что доказано множеством взрослых жизней, сложившихся совсем не так, как мечталось в детстве.

Как смешно. Малиновый мост. Выдумка. Но почему, почему тогда она никогда не давала мне упасть до конца. Останавливала в последний миг руку с лезвием, занесенную над веной. Возвращала домой из дали, уводящей от родных. Вдруг выглядывала малиновым светом из их ожидающих глаз.

Бессмыслица окружающей жизни иссушала, а забвение уносило меня из сверкающей детской реки в мутные воды насильственных изысканий любви, мудреных учений и самореализованных учителей.

Там тоже пенилась любовь. О ней много говорилось. Поманило зеркальным лживым отражением малинового света. Казалось, найдено самое главное, жизнь наполнилась смыслом и делом. Учение, великое, мало понятное и почти недоступное, манило высокими целями, увлекало корнями из далеких восточных земель, затягивало практикой в заманчивых странах с языком древних романтических героев, поющих о любви.

Несомненно, истиной казалось все исходящее от людей, самоотверженно несущих древнюю мудрость. Какие у них были улыбки, каким светом полнились глаза. Как глубоко и отрешенно они умели петь мантры и медитировать. Обряды были таинственны, каждое движение исполнено глубокого значения и смысла. Жизнь переменилась, в руках явилась необыкновенная сила исцеления, экстатический огонь ревел, плескал и рвался наружу стихами и убеждающими речами.

Тонкий чистый звук малиновых ягод, в которые как в колокольчики звонил тоненькими лучиками солнечный свет моего детства, заглушили оглушающие литавры победы, одержанной надо мной какими-то неведомыми тайными силами.

Они унесли и закружили меня, поманив и заворожив извечным ожиданием любви. Да-да, она пришла. Душа не может жить без нее. Она — самое главное в моей жизни. Ради нее я готова на все. Не горит она в моем сердце — и жизнь напрасна. Бешеным пламенем охватило все. Горело прошлое — люди, события, планы… и будущее.

Не понимаю до сих пор, почему и как получилось, что малиновый звоночек тот, еле слышный, все-таки пробился сквозь всю эту вакханалию пены, захлестнувшей и выбросившей меня разбитой шхуной на родной берег.

Не погибла, не погибла, не погибла — с беззвучной радостью смотрели глаза родных ушедших и живых. Одни, ушедшие и все знающие теперь о конце, молились за меня Богу. Другие, живые, еще не знающие слов молитвы, своей любовью и надеждой, что та же молитва, удерживали, не отпускали.

Я не перепрыгнула через гибельную трясину, не перебежала по мостику через пропасти. Я всей собой пропахала, проползла сквозь самую гущу грязи и топи, упала на самое дно и снова, разбитая, карабкалась вверх.

И вот тут на промежуточной ступеньке заканчивался мой малиновый мост.

Мне сорок лет, и уже минул конец века. И, наконец, со мною случилось то чудо, приход которого я предчувствовала тридцать с лишним лет назад, которое я так ждала. Здесь меня встретил Бог. А правильнее будет сказать, что я наконец встретила Того, чьей любви я так жаждала, без которой не могла жить, и искала, искала ее.

Теперь я наконец нашла мою Любовь, вечную, безграничную, наполняющую. Она совсем не бушующая. Она тихая и неугасимая, прохладная и испепеляющая, зовущая и не подавляющая, раскрывающая и дарующая, вечно не утоляющая и вечно питающая, обогащающая и милующая, призывающая и возвышающая, наполняющая и исцеляющая — моя Любовь.

Господь пришел на землю, как говорила бабушка, но не все увидели Его.

И я тоже, наверное, не совсем увидела Его. Он только чуть-чуть коснулся меня, и я узнала, что обещание исполнилось.

Я, может быть, еще увижу Его, когда буду жить в вечности. В вечности Его любви.

версия для печати
<< Предыдущая :::: Содержание номера :::: Следующая >>


На главную :: Миссия :: Творчество :: Мысль :: Взгляд :: Семья :: Судьбы :: Проза жизни :: Поэзия души
Архив журнала :: № 8 :: Неизданное :: Редакция :: Авторы :: Благотворители :: Форум :: Гостевая :: Обратная связь :: Ссылки :: English

© 2002-2017 «Собрание»
info@sobranie.org

Православный каталог, христианское творчествоAllBest.RuRambler's Top100Rambler's Top100