Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналAssembly - Orthodox Youth Missionary Magazine
Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журнал
 Молодёжный православный миссионерско-просветительский журнал
Издается по благословению архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
№8
февраль 2008 
На главную
Форум
И ИЛИ
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет
ещё ссылки»
поставьте ссылку на нас
Православная Африка
Службы для глухих с сурдопереводом в православных храмах
Система Orphus
   <<Предыдущая :::: Содержание номера :::: Следующая>> версия для печати

Растафарианство: ересь ямайствующих
или Пасха чёрного человека?

Марк Шишкин

<< назад | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | далее >>
Раста

5. Быть народом избранным

Сказанное здесь можно свести к известному анекдоту, где некий ксенофоб, встретив на улице африканца, читающего еврейскую газету, изумился: «Мало ему того, что он негр!». Именно с этой стороны я собираюсь смотреть на движение растафари, обходя стороной «необходимую» в данном случае тему: растаманы и конопля.

Я не собираюсь отрицать, что с самого начала курение травки было широко распространено в общинах раста, а листик канабиса стал непременным атрибутом растаманской моды. Это растение еще при англичанах завезли на Ямайку индийские мигранты-кули. Индийскими по происхождению являются его распространенные названия: ганджа и кали. Травокурение наравне с ромопитием сделалось ямайским национальным способом отдыха. Однако свести идеологию раста к эдакой «ботанике» невозможно. Что же тогда было нового в поведении хулиганов руд-боев, которые в нищих кварталах Западного Кингстона и так всегда любили покурить самокрутку сплифф, но во второй половине 60-х внезапно променяли уличную романтику в стиле ска и рок-стеди на пророческий дух Ветхого Завета и создали музыку реггей?

После 1927 года Маркус Гарви, потерявший широкое американское поле деятельности, продолжал реализовывать свою энергию у себя на родине. Его уличные выступления, как и прежде, привлекали толпы слушателей и передавались потом из уст в уста. Однажды вождь UNIA в характерной для многих африканских политиков загадочно-проповеднической манере объявил: «Воззрите на Африку, когда там будет коронован Чёрный Царь, ибо день Освобождения близок». 11 ноября 1930 года официальная ямайская газета «Daily Gleaner» сообщила, что за неделю до этого в столице Эфиопии Аддис-Абебе взошел на престол рас (т.е. князь) Тэфери Мэконнын с царским именем Хайле Селассие и с титулом Царь Царствующих и Господь Господствующих, Победоносный Лев от Колена Иудина.1 С этого дня можно отсчитывать историю растафарианства.

Увидеть своими глазами то, что началось на Ямайке в том 30-м году, мечтают, наверное, все, кто сейчас сладко засыпает под бормотание «Скретча» Перри и пробуждается под «Africa Unite!». В Кингстоне и других городках появились проповедники новой веры. С самого начала у них не было единого лидера и общей организации, но их речи произвели среди городской бедноты настоящее смятение. Обитатели трущобных кварталов и гнилых местечек продавали свое имущество, держа в руках портреты эфиопского императора, выходили на берег моря и вглядывались в горизонт: не плывут ли за ними корабли из Африки. Они собирались вместе, чтобы петь псалмы и танцевать, читать и толковать Библию. Политики требовали покончить с этой заразой, приличное общество брезгливо морщилось, полиция арестовывала и сажала за решетку, но силовые меры не приносили результата. С 1940 по 1954 год под руководством старейшины Леонарда Хоуэла в Пиннакле существовало неподконтрольное правительству поселение раста. Именно там возникла знаменитая прическа дредлокс. После разгона Пиннакля полицией дредлатые-брадатые люди наводнили Кингстон. К моменту провозглашения независимости на Ямайке насчитывалось от 70 до 100 тысяч растаманов.

Леонард Хоуэл - основоположник растафарианства
Леонард Хоуэл — основоположник растафарианства

Названное по имени эфиопского правителя движение основывалось на нескольких тезисах. Негры — это истинные израильтяне, о которых сказано в Библии (белые евреи — самозванцы!). За грехи Бог Джа (от библейского Яхве, Иегова) наказал Избранный Народ рабством в Вавилоне, который есть цивилизация белых. Его Император­ское Величество РасТафари — Джа, воплотившийся на земле, возвратит пленение Израилево и соберет рассеянных по миру африканцев на Сионской горе — в Эфиопии. Эфиопия — рай черного человека. Последователи растафарианства стали соблюдать пищевые и бытовые предписания Ветхого Завета, отказывались от употребления алкоголя и табака и таким образом готовились к предстоящему Исходу-Репатриации в Обетованную Землю.2

Казалось бы, во всем этом мало удивительного, ведь на Черном Континенте и в Новом Свете существует великое множество сект и культовых практик, появившихся на стыке христианства с африканскими реалиями. Однако раста стояли особняком рядом даже с местными ямайскими синкретическими религиями. Из множества афро-христианских сект только растафарианство имело в своей основе идеологические построения африканской интеллигенции, ставило вопросы культурной идентичности чернокожих, освобождения от духовного колониализма, возрождения гордости за свою расу.3 То, что у сторонников философии негритюда относилось к сфере культуры, у Гарви — к области политической борьбы, у растаманов стало религиозной реальностью. Хотя раста унаследовали от Покомании и Кумины традиции барабанной музыки, обращение к каждому мужчине king, а к женщине queen и т.п. культурные частности, с самого начала отношения между «эфиопами в изгнании» и одержимыми духами были неприязненными. Более того, раста мыслили себя пришедшими «в силе Илии» обличителями местного язычества. Достаточно взглянуть на православные образы грозного пророка и его ученика Елисея, чтобы понять, на какую эпоху намекали своим видом давшие обет назорейства чернокожие «воины Наябинги».4

Со времен выхода «Мифа о вечном возвращении»5 Мирчи Элиаде евангельские слова «вы не от мира сего» получили серьезное свидетельство в религиоведении. Религиозный человек лишь отчасти живет в этом мире, где есть зло, смерть и увольнение с работы. Всё главное в его судьбе уже произошло тогда, когда Небо пребывало на земле, а все его лучшие побуждения устремлены к тому заветному «во время оно…». Именно в свете Священной Истории получает значимость все то, что составляет его жизнь, а в своих поступках религиозный человек старается всегда воспроизводить неотмирный, нисшедший с неба Архетип. Для христианской культуры Священной Историей и полным собранием всех архетипических ситуаций, несомненно, является Библия. Эту мысль лучше всего выразить словами исследователя древнерусской культуры Игоря Данилевского о мышлении наших предков в Средние века: «Для автора летописи, также как и для большинства его современников, истинный смысл событий проявлялся в отзвуках сакральных сюжетов, которые могут быть обнаружены в них. История для него — лишь новые формы проявления, развития ситуаций и образов библейских, продолжающих существовать, совершаться сегодня».6

Табернакль - место растаманских собраний
«Табернакль» — место растаманских собраний

Благодаря Церкви исторический путь израильского народа стал достоянием всего человечества и всечеловеческим архетипом. Наши древние летописцы сравнивали княгиню Ольгу с царицей Савской, Ярослава Мудрого с Соломоном, Киев с Иерусалимом. Христианские монархи Запада и Востока при восшествии на престол помазывались святым елеем подобно царям Израиля, и едва ли не каждый из них мечтал превратить свою столицу в Новый Иерусалим. По сей день кающийся грешник в чине Исповеди сравнивается с Давидом и Манассией, а счастливым женихам-невестам Церковь испрашивает благословения у Бога, подобно тому, как Он благословил Авраама и Сару, Исаака и Ревекку и т. п.

Ямайцы, воспитанные на протестантизме с его приматом Писания, всегда имели под рукой английскую Библию короля Якова. Угнанные с родной земли, обращенные в рабство, плачущие и страдающие люди находили множество узнаваемых ситуаций в судьбе иудеев. Повествование о фараоновом рабстве и вавилон­ском пленении они воспринимали как рассказ о себе. Так в народе рождалось мессианское сознание и вера в непременное Искупление черных людей. В этом нет ничего удивительного, ведь чернокожий ямаец, примеряющий образ древнего израильтянина, мало отличается от русского крестьянина XIX века, которому сложно было представить, что Иисус Христос, Пресвятая Богородица, Петр и Иоанн были евреи, а не русские.

Всё, что сказано в Священном Писании, имеет целую бездну смысла. Во-первых, в силу своей прообразности. Ведь события жизни Израиля, описанные в Ветхом Завете: переселение кочевников-евреев в Египет и Исход оттуда, смерть Моисея и возвращение в Землю Обетованную во главе с человеком по имени Иисус, скиния и иерусалимский Храм, отступление от Бога и вавилонское пленение — факты истории. Но оставаясь фактами истории, они имеют вневременную ценность как предзнаменования центрального момента Священной Истории: воплощения в Израиле Того, Кто пришел спасти все народы. Мысль о прообразах и тенях Ветхого Завета, открывшихся во Христе, пронизывает всё церковное богослужение, всю святоотеческую письменность.7

Так, первая, еврейская пасха — Исход богоизбранного народа из египетского рабства под руководством Моисея — это прообраз свершившейся Пасхи Христовой, когда человечество было изведено Спасителем из рабства адского. Моисей же — прообраз Христа. По слову Феофилакта Болгарского: «Уподобляя Его (Христа) в переносном смысле Моисею, я позволяю назвать Его даже Моисеем, истину позволяю себе сопоставить с тенью. Христос рождается в Вифлееме, Моисей родился в Египте. Моисей — израильтянин, Христос — по плоти тоже. Моисей из рода священнического, Христос — через Деву из рода Давидова. При Моисее — Фараон, при Христе — Ирод. Фараон убивает детей, Ирод истребляет младенцев; тот избивает детей мужеского пола, и этот истребляет мужеский же пол. Моисей спасается при посредстве матери; Матерью же и вместе с нею спасен Христос».8

На реках Вавилонских...
На реках Вавилонских…

Во-вторых, всё, что произошло «во время оно…» имеет отношение к каждой человеческой душе. Как и дети Авраамовы, человек, преступающий заповедь Бога, начинает искать своего Избавителя, оказавшись во вражеском плену. И, увы, только тогда понимает, насколько ничтожны его мнимые боги и насколько ничтожен без истинного Бога он сам. «Когда сыны Израилевы были в Египте, в рабстве у фараона, тогда они делали кирпичи, а делающие кирпичи всегда преклонены долу и смотрят в землю. Так и душа, если ей овладел диавол и она совершает грех на самом деле, то попирает свой разум и не мудрствует ни о чем духовном, но всегда мудрствует о земном и делает земное. Когда же Моисей извел сынов Израилевых из земли Египетской и провел их через Чермное море, то Бог, хотя провести их туда, где было семьдесят финиковых деревьев и двенадцать источников воды, сперва привел их в Мерру, где народ скорбел, не находя что пить, ибо та вода была горька, и уже через Мерру привел их на место семидесяти финиковых деревьев и двенадцати источников воды. Так и душа, когда перестает исполнять грехи, сперва должна потрудиться в подвигах и многих скорбях и так, через скорби войти в святой покой, ибо многими скорбями подобает нам войти в Царствие Божие».9

«Низшее может символизировать высшее, но обратное невозможно»10, — гласит один из основных законов символики. Поэтому секта начинается там, где заканчивается Церковь, там, где духовная реальность приносится в жертву потребностям века сего, а всечеловеческое Откровение променивается на гордость конкретной религиозной или этнической группы. Лишившись трезвости духа и дисциплины разума, сектантское сознание начинает по своей прихоти создавать «священное здесь и сейчас» везде, где ему заблагорассудится. Ограниченная человеческая мысль подвергает Священное Писание редакторской правке, и оно утрачивает целостность. Символы бледнеют и теряют силу.

«Допустим, что апокалиптические образы имеют какой-нибудь точно установленный определенный смысл. Например, пусть Блудница на водах многих есть Англия, или пусть Вавилон есть Европа и т.д. Это значило бы, что все события уже предопределены, что они предсказаны так, как предсказывают солнечные и лунные затмения. Можно ли такие предсказания считать христианскими и даже вообще религиозными? Голый механицизм не есть религия. Такая механистическая предсказанность противоречила бы свободе человека, который волен спасаться и погибать, т.е. волен ускорять и замедлять темп всемирной истории»11 — такой ответ всем сектанствующим толкователям Откровения дал профессор-инок Алексей Лосев (кстати, через монахов-имяславцев некоторым образом связанный с Эфиопией).

Смешение неотмирного и мир­ского, вечного и тленного, присущее народным хилеастическим движениям в целом, у раста характернее всего проявилось в обожествлении императора Хайле Селассие. Безусловно, в христианской перспективе личность Монарха священна, ибо он по слову Евсевия Кессарийского заимствует образ верховного царствования от Царя-Христа и через Него.12 Совершенно понятным является желание верующего, особенно в великой скорби плена, находиться под защитой Бога. Но неразборчивость, приводящая к смешению Первообраза и его отражения, только обесценивает саму идею Обетованного Царства. Собирать себе сокровище в этом мире не самое разумное занятие, а грешный, страдающий человек останется таковым и в Африке. Ведь и сами дредлатые-брадатые раста любили петь, что с умом от плоти не попадешь в Зайон…13 Свидетельством тому история Либерии, где негритянские переселенцы из США стали всего лишь новыми угнетателями для африканцев, разыграв известный сценарий еврейско-ханаанских и арабо-израильских отношений.

Ты не попадешь в Зайон, с умом от плоти...
Ты не попадешь в Зайон, с умом от плоти…

Впрочем, все эти подмены и не составляют чего-то специфически ямайского и негритянского. Задолго до растаманов в англосаксонском мире была популярна доктрина «британо-израилизма», лучше всего проявившаяся в секте мормонов. Сторонники этой доктрины всерьез утверждали, что 10 потерянных колен Израиля некогда переселились в Англию, а оттуда в Северную Америку и что англичане это и есть истинные евреи.14 Даже если не было прямого воздействия «британо-израилизма» на раста (разумеется, от противного), легко представить, как гордились перед угнетателями вчерашние «черномазые куаши» своей богоизбранностью, своими иудейско-африканскими именами, своим собственным «Царем Иудейским», который сидит не в Лондоне-Вавилоне, а на Сионской горе в Эфиопии. Подобным же образом ощущали себя и средневековые еретики Умберто Эко, считавшие себя «передовой ратью в дружине императора, ниспосланного небом»15, и русские скопцы, почитавшие основателя своей секты Кондратия Селиванова одновременно Христом и Петром III, которого без семени зачала Елизавета Петровна.16 Недалеки от них суровые косматые бородачи, стоящие на папертях наших храмов с портретами «Царя-Искупителя». К каждому из этих движений можно отнести слова Блаженного Августина о древней секте донатистов, которые протоиерей Георгий Флоровский удачно отнес к старообрядцам: «Поле — мир, а не Африка. И жатва есть конец века, а не время Доната…»17

Таким образом, анализ современной раста-культуры оказывается еще сложнее, чем можно было представить. Ведь если какого-нибудь «растамана Костю», возомнившего себя «страдальцем», школу — «Вавилоном», а родителей и учителей — «угнетателями», можно справедливо назвать профанатором растафарианства, то и сами растаманские доктрины представляют собой девальвацию многих библейских образов.

И все-таки, наверное, каждый, кто вдумчиво слушал гимны Боба Марли, знает, что за всеми заблуждениями раста, воспитанных среди «волчцов» протестантского сектантства и «терний» афро-христианского синкретизма, кроется то, что знакомо верующему христианину — Исход из земли греха и ожидание Вечной Пасхи в Царстве Господа. Императив раста удивительным образом совпадает с императивом христианина, который сформулировал Феофан Затворник: «Там — отечество; здесь — чужая сторона; жизнь — шествие на родину».18

«Запертые в жалких скорлупках своих рабовладельческих тел-кораблей, мы уносимся все дальше от нашей духовной родины, истинной Эфиопии, которая означает «союз с Господом», в рабство к собственному эгоцентризму. Из неисчерпаемого океана любви, как называют Господа ямайские старейшины, мы падаем в неисчерпаемый океан нечистого и его ангелов зла точно также, как (по разумению ямайских старейшин о причинах рабства) африканцы были изгнаны из своего Черного Дома за отказ от истинной веры и как народ Иерусалима был изгнан в вавилонский плен за свое идолопоклонство. Но, как и для Израильтян, это изгнание является своего рода необходимостью — последним отчаянным призывом: «Очнитесь!». Стоит только осознать, что ты находишься в изгнании и рабстве, как сразу же начинается возвращение, и вся сила Вавилона становится рукой Господа, ведущей Его народ домой».19

Настоящая дорога домой открылась для ямайских раста после реальной встречи с Эфиопией и ее христианским Императором…

Граффити-портрет Боба Марли
Не приобретай мир теряя душу.
Мудрость дороже золота и серебра.
Боб Марли
«Сионский поезд»

1 <Смит М. Г. Ожье Р. Неттлфорд Р.> Отчет, составленный учеными Университетского колледжа Вест-Индии.
2 Сосновский Н. Культура Растафари в западной литературе.
3 Сосновский Н. Культура растафари. — Там же.
4 Наябинги, наяманы — фундаменталистское крыло раста-движения. Название происходит от антиколониальных тайных обществ в Восточной Африке.
5 См. Элиаде М. Миф о вечном возвращении. — СПб.,1998. — 249 с.
6 Данилевский И. Н. Повесть временных лет. — М., 2004. — С.181.
7 Юревич Димитрий диак. Методы толкования Ветхого Завета в Новозаветной Церкви.
8 Феофилакт Болгарский. Толкования на Деяния и соборные послания Св. Апостолов. — М., 1993. — С. 44-45.
9 Авва Дорофей. Душеполезные поучения и послания. — Мн., 2004. — С. 155.
10 Генон Р. Символы священной науки. — М., 2004. — С. 36.
11 Лосев А. Ф. Из ранних произведений. — М., 1990. — С. 586.
12 Евсевий Памфил Сочинения. Т.2. — СПб., 1850. — С.349.
13 Теллвел М. Корни травы. — С.239.
14 Дворкин А. Сектоведение. — Ниж. Новгород, 2002. — С. 530-531.
15 Эко У. Имя розы. — СПб., 2003. — С. 478.
16 Энгельштерн Л. Скопцы и Царство Небесное . — М., 2002. — С. 58.
17 Флоровский Г. Прот. Пути русского богословия. — Вильнюс, 1991. — С. 73.
18 Феофан Затворник. Псалом Давида 118. — М., 2003. — С. 17.
19 Редингтон Н. Х. От поста к Пасхе вместе с Бобом Марли


Далее >>

Оглавление: 1. Я вызываю Капитана Африка
2. Корабль Дураков и Корабль Невольников
3. Остров
4. Чёрный лик Православия
5. Быть народом избранным
6. Последний Царь Первой Земли
7. «Человек не может поклоняться человеку»
8. Апостольское путешествие по Антильским островам
9. Что же дальше? - версия русского рутмана
комментарии на форуме версия для печати
<< Предыдущая :::: Содержание номера :::: Следующая >>


На главную :: Миссия :: Творчество :: Мысль :: Взгляд :: Семья :: Судьбы :: Проза жизни :: Поэзия души
Архив журнала :: № 8 :: Неизданное :: Редакция :: Авторы :: Благотворители :: Форум :: Гостевая :: Обратная связь :: Ссылки :: English

© 2002-2017 «Собрание»
info@sobranie.org

Православный каталог, христианское творчествоAllBest.RuRambler's Top100Rambler's Top100