Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналAssembly - Orthodox Youth Missionary Magazine
Собрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журналСобрание. Православный молодежный журнал
Собрание. Православный молодежный журнал
 Молодёжный православный миссионерско-просветительский журнал
Издается по благословению архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
№7
апрель 2004 
На главную
Форум
И ИЛИ
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет
ещё ссылки»
поставьте ссылку на нас
Как избежать проблем в браке
Парк Горького о Православии
Система Orphus
   <<Предыдущая :::: Содержание номера :::: Следующая>> версия для печати

Голос Церкви в тишине

Православие в «стране глухих»: казанский опыт

Если бы я жил в Аквитании во времена императора Карла, я бы ничего не знал о богословских спорах в Константинополе. Но каждый год я бы приглашал священника на свое поле и вместе с ним молился об обильном урожае.
Если бы я пас свое стадо на склонах Ливанских Гор при Сулеймане Великолепном, я бы не умел читать, но наверняка с первого раза отличил бы пророка Илию от царя Давида, ведь в моей церкви были бы написаны образы этих мужей древности.
Если бы я преподавал богословие в Геттингене при Вильгельме и Гинденбурге, у меня бы не было времени молиться наедине. Но я бы со слезами вспомнил простую молитву своей матери, отправляясь умирать в Дахау.
Я бы знал все это, потому что все, что есть в Церкви Христовой, все дано для моего спасения, и даже подобранный на асфальте алюминиевый крестик может стать началом пути к Царству.
А что было бы со мной, если бы я ничего не слышал? Если бы действо, происходящее у иконостаса, оставалось для меня лишь красочным хороводом парчовых одежд? Если бы человек в золоченом платье читал Книгу стоя ко мне спиной…
Говорят, в Церкви есть Бог. А кто Он? И что такое Церковь? Я бы не знал, как говорят.

Вместо эпиграфа

Голос Христов, обращенный ко всем людям, несомненно, должен быть услышан теми, кто не может воспринимать звуки окружающего мира и человеческой речи. Но для этого Слово Божие должно возвещаться им на их родном языке жестов.

Увы, православное богослужение с сурдопереводом все еще остается экзотикой. Миссионерское служение Православной Церкви среди глухих пока еще не может сравниться с деятельностью западных церквей и даже сект. Не может сравниться по размаху и отточенности методов. Однако творческий подход православных пастырей, помноженный на богатейшее наследие Церкви, уже сегодня дает возможность многим неслышащим людям познать красоту Православия. Многое написано о православных общинах глухих в московском Ново-Симоновом монастыре или в храме Петра и Павла при РГПУ в Петербурге. Подобные им общины существуют в Екатеринбурге, Минске, Пскове, Барнауле, Черновцах и других городах СНГ. У Казани в этом списке особое место.

В столице Татарстана нет священников, владеющих жестовым языком, нет как таковой и православной общины глухих, но как будто по завету великого казанского миссионера Николая Ильминского, просветившего многие народы Поволжья, через воспитание детей в нашем городе впервые в России началась работа Церкви с неслышащими школьниками. С середины 90-х годов православные священнослужители стали посещать казанскую школу-интернат № 6 для глухих детей, где им представилась возможность преподавать начала православия десяти-одиннадцатилетним ребятишкам. В храме великомученицы Варвары прошло уже несколько молебнов и две Божественные Литургии с сурдопереводом. Важным событием явились Дни служения православной Церкви глухим людям, прошедшие с 24 по 28 ноября 2003 года, когда прибывший из Екатеринбурга иеромонах Виссарион (Кукушкин), владеющий жестовым языком, отслужил на этом языке Божественную Литургию и провел беседы с неслышащими взрослыми и детьми. О казанском опыте православного просвещения глухих детей мы попросили рассказать сотрудников интерната и служителей Церкви.

Владислав Николаевич Лапшин директор школы-интерната № 6 для глухих детей г. Казани

В 1996 году ко мне обратилась одна наша преподавательница с предложением пригласить православного священника для просветительских бесед с детьми. Я отнесся к этому положительно, тем более что тогда в стены нашей школы стали проникать «Свидетели Иеговы». Меня смутило даже не столько различие в вере, сколько то, что они не брезговали ничем, вплоть до того, что играли на чувствах родителей и детей, говоря, что, если ты будешь ходить к нам, Бог вернет тебе слух. Когда родители стали жаловаться, что дети ведут себя неадекватно, я решил, что нужно противодействовать сектантской пропаганде. В качестве одного из выходов мы увидели проведение православных бесед. Поскольку мы живем в Татарстане, где две основополагающие конфессии, и в нашей школе половина детей — татары, половина — русские, то параллельно у нас ведутся занятия по исламу. Все делается по желанию детей, с согласия родителей и, конечно же, ни в коей мере нельзя расценивать это как уроки Закона Божия или уроки изучения Корана, которые входят в программу. Это беседы просветительского характера, которые идут после занятий.

Мне часто задают вопрос, что это даст, ведь если в нашей школе двести детей, а православные занятия посещают десять-пятнадцать человек, то это всего лишь капля в море. Но специфика глухих такова, что у них очень активно работает свое „глухонемовское радио“. Если что-то делают один и второй, то это становится известно третьему-пятому, и кто-то начинает об этом задумываться, кто-то делится дома с родителями. Знание основ веры очень важно для социальной адаптации неслышащих детей, ведь у них очень искаженное представление о многих вещах, и в том числе о религии. У них небогатый словарный запас. Они мало читают, но не потому, что не хотят читать, а потому, что треть слов для них просто непонятна. Тем более беден их словарный запас в отношении православных терминов и понятий. Когда мы делали первые попытки провести богослужение с сурдопереводом, возникла масса проблем, потому что в жестовом языке многих терминов нет и очень трудно отыскать подходящие жесты.

Второй вопрос, который очень остро обсуждается, — кто должен вести беседы о православной культуре. Есть мнение, что этим должны заниматься сами учителя, но практика подтвердила, что невозможно учителя заставить рассказывать о Православии, если сам он человек неверующий, тем более что для этого нужна подготовка не в рамках пятидесяти страничек. Поэтому мы пришли к выводу, что будет целесообразнее, если беседы будет вести священнослужитель, но с нашим педагогическим сопровождением. На всех уроках присутствует наш социальный педагог Ирина Николаевна Спиридонова. Она переводит беседы на язык жестов, разрабатывает планы и занимается методической стороной. К сожалению, в Казани нет ни одного священнослужителя, владеющего жестовым языком, и в обозримом будущем этого не предвидится. Однако радует участие в нашем деле отца Димитрия — настоятеля прихода Серафима Саровского и священников Варваринской церкви, где проводятся богослужения для глухих.

Иерей Димитрий Салков, руководитель Отдела религиозного образования и катехизации Казанской епархии

Основным направлением работы нашего Отдела с глухими является создание православного словаря жестов, которое осуществляется на небольшой видеостудии при приходе Серафима Саровского. В настоящее время существует баптистский словарь, несколько перенасыщенный жестами по библейским терминам и именам. Есть словарь у «Свидетелей Иеговы», но единого православного словаря жестового языка нет. На встрече православных общин глухих в Петербурге, которая состоялась в июле 2003 года, было решено собрать жесты, составленные в разных местах, воедино, отобрать наиболее распространенные и правильные и сделать из них единый словарь. Словарь готовится усилиями всех общин. Материалы для него присылали из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Черновцов.

По мере работы обнаружились местные различия, в переводе отдельных слов. Например, в разных вариантах слово «служба» переводится как „работа“ или как „молитва“. Во-вторых, оказалось, что Москва и Санкт-Петербург представляют собой две совершенно самостоятельные школы сурдопервода. Москвичи предлагают жест более доходчивым языком, а в Петербурге стремятся больше дать смысловую нагрузку, подчеркнуть таинственное значение каждого понятия. В некоторых местах ближе по смыслу оказывается питерский жест, в других московский. В конце концов, мы планируем выпустить мультимедиа-словарь с изображением жестов, иллюстрациями и пояснениями, а также видеословарь. В настоящее время около 150 жестов размещены на сайте Отдела религиозного образования и катехизации Казанской епархии Pedagog.Eparhia.Ru

Уже давно выяснилась необходимость создания и распространения православных видеофильмов с субтитрами. Особенно нужен фильм, дающий начальные понятия о храме и богослужении, потому что неслышащим практически неоткуда узнать об этих азах благочестия. Что же касается нашего сотрудничества со школой-интернатом, то большинство из того, что было сделано там за последнее время, является их собственной заслугой, и Церковь здесь только помогла им.

Сергей Александрович Ивентьев, руководитель Отдела социального служения Казанской епархии

Группа школьников, с которой я занимаюсь в интернате, не очень большая, так что говорить о том, что все здесь отработано и поставлено на поток, пока еще нельзя, но полезен и этот маленький опыт. Прежде чем проводить занятия, нужно подумать, как упростить материал и донести его до детей в максимально наглядной форме. Мы ежегодно издаем рабочие тетради для занятий, где, придерживаясь православного календаря, предлагаем детям темы, связанные с праздниками, или же темы, касающиеся веры и благочестия: рассказываем им о святых, об иконах, об устройстве храма и священниках. Недавно отец Димитрий обнаружил в Москве дореволюционный учебник для глухих по Закону Божию, и теперь мы во многом опираемся на него. В принципе, у нас проходят традиционные школьные уроки, только приходится делать небольшие паузы: я произношу фразу, а Ирина Николаевна переводит. По истечении трех-четырех занятий проводим опросы. Своеобразной формой контроля являются тестовые задания. Часть этих заданий они выполняют в классе, часть заданий, связанных с рисунками и раскрашиванием, делают дома, причем многие показывают хорошие результаты.

У нас уже есть опыт присутствия детей на богослужении. Начинали мы с молебнов, для которых Ирина Николаевна готовила сурдопереводы. Когда в последний раз отец Виссарион из Екатеринбурга, сам владеющий жестовым языком, служил Литургию, дети вообще стояли как вкопанные — настолько им было все интересно. Многие причастились, и даже те из детей, кто присутствовал на Литургии, будучи некрещеными, изъявили желание стать православными, чтобы иметь возможность причащаться и молиться в храме. Один раз у нас была поездка в Раифский Богородицкий монастырь, от которой дети также были под впечатлением. В дни праздников нас посещает Владыка Анастасий и представители казанских приходов.

Я думаю, что можно считать нашу деятельность успешной. На Петропавловских чтениях в Петербурге, где присутствовали представители общин глухих из разных городов России и Ближнего Зарубежья, многих заинтересовал наш опыт. Мы привезли туда наши наглядные пособия, и уже после конференции к нам стали поступать запросы с просьбой выслать их для налаживания деятельности среди глухих и слабослышащих детей.

Ирина Николаевна Спиридонова, социальный педагог школы-интерната № 6 для глухих детей г. Казани

Когда в нашу школу стала проникать секта «Свидетелей Иеговы», мы не обратили на это особого внимания. Дети стали более спокойными, стали хорошо учиться, мы стали замечать у них на партах журналы «Пробудитесь» и «Сторожевая башня». Ближе к Новому году они заявили нам, что не хотят идти на елку, объясняя, что этого делать нельзя, потому что елочные шарики обозначают голову Иоанна Крестителя. Выяснилось, что многие из них ходят „учить Библию“ к «свидетелям». Естественно, наш директор Владислав Николаевич забил тревогу, и преподаватели обратились в Казанскую епархию к Владыке Анастасию. Силами священника и преподавателей удалось остановить распространение секты. Занятия с отцом Иоанном Барсуковым и отцом Димитрием Салковым шли около двух лет, после чего ненадолго прекратились. Но уже зимой 2000 года мы с отцом Димитрием в его воскресной школе организовали для наших девочек кружок по рукоделию. В одно из таких занятий они не успели выполнить работу и остались на уроке Закона Божьего для слышащих детей. Там рассказывали об избиении вифлеемских младенцев, а я переводила все на жестовый язык. Многие из них тогда заплакали и захотели посещать уроки православия.

Летом мы вместе с воскресной школой участвовали в паломнических поездках, а с сентября мы продолжали заниматься в воскресной школе, и так прозанимались еще года полтора, пока не столкнулись с рядом сложностей. Наша школа-интернат одна на всю Казань. Казанские дети приезжают сюда из разных районов города, а иногородние дети живут в интернате. Если кто-то живет в отдаленных районах, они также остаются жить в интернате, а на выходные едут домой. Многим было неудобно в воскресенье ездить в школу на другой конец города. Мы пытались привлечь детей, но ничего не получалось, и в феврале 2002 года Владислав Николаевич решил возобновить занятия на базе школы.

Каждый год у нас стали проводиться утренники со спектаклями в честь Рождества и Пасхи, состоялось несколько молебнов и две Литургии с сурдопереводом. Сейчас мы с Сергеем Александровичем Ивентьевым ведем группу из детей шестого и четвертого классов. Несмотря на все сложности, нам удается донести до детей самое основное. Последнее подтверждение этому я получила совсем недавно. Сейчас нам уже пора готовиться к пасхальному спектаклю, и дети просят, чтобы нынешний спектакль был такой же интересный, как в прошлом году. Тогда мы пересказали сказку про Красную Шапочку, а теперь решили ставить историю про Золушку. Стали распределять роли, и когда дошли до роли феи, они сами предложили, чтобы вместо феи Золушка обратилась к Богу. Значит, дети поняли, что им тоже может помочь Господь.

Иеромонах Виссарион (Кукушкин), священнослужитель православной общины глухих во имя Иоанна Кронштадтского при Екатеринбургской Духовной Семинарии

Просвещение глухих в России идет с начала XIX века, когда вдовствующая императрица Мария Федоровна, гуляя по парку, увидела даму с глухим мальчиком. Она очень заинтересовалась судьбой глухих, при ее активнейшем участии в Петербурге было создано училище для глухих детей. Это училище стало колыбелью всех подобных училищ, которые стали появляться в нашей стране. Очень много на этом поприще трудились священники, заложившие основы пастырской педагогики среди неслышащих. Однако после революции служение Церкви глухим людям стало невозможным.

Когда после Перестройки стали возрождать богослужение для глухих, то в первую очередь они вспомнили об этих дореволюционных опытах. Миссионерскую работу в Москве начинали профессиональный сурдопереводчик отец протодиакон Павел Трошинкин и отец Андрей Горячев. Путем проб и ошибок они составляли перевод служб на язык жестов, и как только мы начали проводить в Екатеринбурге беседы с глухими прихожанами, отец Андрей выслал нам видеоматериалы: записи Литургии, Всенощного Бдения и небольшой видеословарь, составленный их общиной. На основе этого материала, мы строили свою работу. Что же касается точности перевода, то здесь все зависит от воцерковленности переводчика, от знания жестового и церковнославянского языка. Я думаю, что эти три составляющие помогут избежать ошибок. Мы в нашей общине сразу же стали обсуждать все богословские термины-жесты, объясняя их, чтобы люди запомнили, как звучит слово в церковнославянском языке, какой оно имеет смысл. В жестовом языке есть свои плюсы и минусы, одним жестом можно сказать так, как не скажешь словами. Конечно же, любой перевод — это всегда уклонение от оригинала, но я думаю, что особого ущерба при переводе на жестовый язык нет.

Сейчас сурдопереводчиков в России готовят два учебных заведения: Учебно-методический Центр Всероссийского Общества Глухих в Москве, и под Петербургом, в городе Павловске, в бывшем Ленинградском Восстановительном Центре. Кроме того, при областных Обществах глухих есть курсы по подготовке сурдопереводчиков. В принципе, каждый желающий может получить знания там, но проблема заключается в том, что достаточных знаний, необходимых для того, чтобы говорить о Боге, там получить нельзя. Единственным способом обучения для нас остается общение с верующими глухими нашей общины и с другими общинами. Литературы для священников, работающих с глухими, почти что нет, а чтобы не потерять навыки, пастырь среди неслышащих должен ежедневно совершенствовать свое мастерство. Многих пугает, что для этой работы, хочешь не хочешь, придется учить жестовый язык, а для этого надо жертвовать очень многим, потому что легче выучить несколько иностранных языков. Священник среди неслышащих не только пастырь, но еще и переводчик и соцработник. Лично для меня очень важен пример Святителя Иннокентия (Вениаминова), который, повинуясь велению Божию, пошел проповедовать Евангелие на Аляску и был верен своему делу до конца. Такое дело можно или начать и работать всю жизнь или не начинать вовсе.

Вместо эпилога

Если бы я ничего не слышал, я бы не знал, как на пасхальной Утрене дети кричат „Христос Воскресе!!!“, как в Сочельник в окна храма стучится пурга.
Еще я не знал бы, как хрустит под ногами снег, как ударяется о карниз талая апрельская вода и как дышит тенистая летняя роща. Но если бы я знал Того, кто сотворил всю видимую мне красоту, если бы мог выразить перед Ним всю свою грусть и любовь, то Его голос раздавался бы в моей тишине…

Подготовил Марк ШИШКИН

комментарии на форуме версия для печати
<< Предыдущая :::: Содержание номера :::: Следующая >>


На главную :: Миссия :: Творчество :: Мысль :: Взгляд :: Семья :: Судьбы :: Проза жизни :: Поэзия души
Архив журнала :: № 8 :: Неизданное :: Редакция :: Авторы :: Благотворители :: Форум :: Гостевая :: Обратная связь :: Ссылки :: English

© 2002-2017 «Собрание»
info@sobranie.org

Православный каталог, христианское творчествоAllBest.RuRambler's Top100Rambler's Top100